Художественная культура Японии

История распорядилась так, что, несмотря на любознательность наших соотечественников (мореплавателей, путешественников, ученых, дипломатов, журналистов), о культурных традициях Японии в России знали понаслышке. Лишь в конце XIX в. в русском искусстве появляются мотивы, отражающие самые общие представления о Великой Стране Восходящего Солнца (так именовалась Япония в старинных японских хрониках).

Во второй половине ХХ в. публикации о жизни островного соседа в российской прессе стали настоящей сенсацией. Однако и сегодня, зная о каратэ, икебане, чайной церемонии и «японском экономическом чуде», мы очень плохо представляем традиционные эстетические ценности японского народа, корни которых уходят в глубокую древность. Понять их лучше всего можно, изучая художественное наследие страны, постигая тем самым вклад японского народа в мировую художественную культуру.

Самобытность Японии

Оригинальность японской художественной традиции складывалась веками под воздействием многих факторов — политических, социальных, религиозных. Но все же самый важный — фактор географический. Расположение густонаселенной страны на островах (их более 600) в опасной сейсмической зоне диктовало народу Японии особые правила жизни, отличные от условий существования на азиатском материке. Японцы рано осознали свою неповторимость и одновременно определенную изолированность от тех культурных процессов, что протекали в соседних государствах. Поэтому в художественной культуре Японии можно обнаружить две тенденции: во-первых, стремление сохранить свою самобытность, внутреннюю национальную сущность; во-вторых, взять лучшее из материковых цивилизаций.

Мироощущение японского художника, зодчего, поэта всегда было глубоко своеобразным. Оно отражало духовные установки японского народа, привыкшего ценить каждую пядь земли своего жизненного пространства, воспринимать любой камень, дерево или цветок как дар, ниспосланный свыше. Чувство глубокой привязанности к месту рождения, следование древним народным ритуалам, почитание старших по возрасту или служебному положению — традиционные ценности японской культуры. Совершенную красоту японцы нашли не на небе, а на земле, в гармонии бесконечно разнообразных явлений природы — от грандиозных, космических до элементарных, на первый взгляд малозначительных. Японцы научились создавать «эффект присутствия» окружающих их пейзажей в своих домах. Они привыкли ценить в повседневной жизни миг покоя, то внутреннее состояние, что рождается при уединении человека на лоне природы. Поэтому искусство Японии лишено внешней громоздкости, глубоко символично, наполнено созерцательностью и внутренней многоплановостью. Для японского мастера важна логика деталей, лаконизм, многозначность смыслов. Все это сложилось в глубокой древности и сохранялось из поколения в поколение без каких-либо кардинальных изменений.

Истоки японской художественной культуры

Истоки японской художественной культуры уходят в IV тыс. до н. э., о чем говорят найденные при раскопках предметы быта, украшенные сложным лепным узором. Столь же древни традиционные религиозные верования. Ко II тыс. до н. э. в Японии сложилась мифология, основанная на языческом обожествлении сил природы. Японцы почитали богов солнца, луны, водной стихии. Эта религия получила название «синтоизм» (от «синто» — путь богов). Вместе с ней развивалась обрядовая сторона жизни японского народа, упорядочивалась система земледельческих праздников, подчиненная процессу возделывания риса. От древнего периода истории культуры сохранились глиняные скульптурные работы, так называемые «ханива» («глиняный круг»), изображавшие дома, утварь, людей и животных. Их открыли при раскопках гробниц-курганов, возведенных в первые века новой эры.

Основные достижения традиционной японской художественной культуры связаны с эпохой Средневековья, которая затянулась на долгие столетия. На этом историческом пути можно выделить несколько этапов: раннее Средневековье (VI — конец XII в.), развитой феодализм (конец XII—XVI в.) и позднее Средневековье (XVII — 60—е гг. XIX в.).

Заимствование традиций

Начало искусству раннего Средневековья было положено при вхождении Японии в ареал китайско-корейских культурных связей. Процесс заимствования материковых традиций начался еще в IV—V вв. н. э.: официальные японские документы этого времени написаны иероглифами. Точкой отсчета новой культуры можно считать середину VI в., когда Япония из территории, населенной мелкими племенами, превратилась в единое государство. Основой единения стал буддизм, распространившийся через Корею из Китая. Впрочем, буддийское вероучение, как и любые другие иноземные влияния, японцы осваивали сквозь призму собственных воззрений. Сплав синтоизма и буддизма, а вернее, его разновидностей, стал основой духовной жизни японского народа, сохранившейся до наших дней. Свидетельством своеобразия религиозного мышления японцев в эпоху раннего Средневековья является летопись «Кодзики» («Записи древних деяний»), где собраны космогонические и героические мифы, исторические сказания. Летопись, составленная Ясумаро Оно в 712 г. по приказу царей Ямато, выполнена китайскими иероглифами.

Храмовое строительство

Утверждение буддизма на японских землях сопровождалось храмовым строительством. В отличие от китайских или индийских мастеров японские зодчие не стремились к грандиозности. Рачительно и экономно относясь к пространству, они возводили строения более миниатюрные и соразмерные с человеком. В числе сохранившихся памятников раннего Средневековья (VII в.) — монастырь Хорюдзи близ Хэйдзё — первой постоянной столицы Японии (ныне Нара). Изогнутые края черепичной крыши, каменная платформа, красные лаковые колонны монастырских строений говорят о сильном влиянии китайского зодчества. В главном зале храма — Кондо помещалась скульптурная группа, созданная мастером Тори в 623 г.: Будда на лотосовом троне и бодхисатвы, олицетворяющие милосердие. Образы, полные отрешенной значительности, располагают к длительному созерцанию.

Новые художественные традиции

Национальное начало властно вторгнется в художественное творчество чуть позднее, в связи с утверждением идеалов централизованной японской государственности и рождением самобытных эстетических течений. Этот этап тесно связан с культурой столицы Хэйан-кё (ныне Киото), где зародились новые художественные традиции.

Зримым свидетельством стилевого обновления японского искусства является зодчество, в котором постепенно сложился новый тип храма, напоминающий дворцовые постройки. В 1054 г. близ столицы в монастыре Бёдоин был возведен храм Феникса (мифологической птицы, способной возрождаться из пепла). Основное здание невелико по размерам, его дополняют крытые галереи с характерными японскими «летящими» крышами, загнутыми вверх. Главная святыня храма — будда Амида, поклонение которому было сутью учения одной из буддийских сект Дзёдо («чистая земля»). Будда Амида сидит на золоченом троне, выполненном в форме лотоса. Его образ полон гордого величия и отрешенности. Внутреннее убранство храма составляют резьба и росписи, рассказывающие о сошествии будды Амиды на землю.

Храм Феникса. Монастырь Бёдоин

«Печальное очарование вещей»

В эпоху Хэйан духовная жизнь Японии становится более разнообразной. Моно-но-аварэ, т. е. «печальное очарование вещей» — так называлось модное эстетическое течение X—XI вв., оказавшее сильнейшее воздействие на японское светское искусство. Размышления о недолговечности всего сущего (жизнь коротка, а посему печальна!) наполнили художественное творчество изысканно-грустными и эмоционально-насыщенными образами. Расцветает лирическая поэзия в традиционном японском жанре — тан´ ка («короткая песня» — нерифмованное пятистишие, состоящее из 31 слога по формуле: 5 + 7 + 5 + 7 + 7). В танка более всего ценилось лаконичное изящество и умение передать душевное состояние человека:

Туман весенний, для чего ты скрыл

Те вишни, что окончили цветенье

На склонах гор?

Не блеск нам только мил —-

И увяданья миг достоин восхищенья.

Так писал поэт X в. Ки-но Цураюки. Даже в переводе, который не может передать в полной мере форму танка, это пятистишие сохраняет обаяние и тонкость стиля.

Живопись в Японии

В XI—XII вв. складывается японская национальная школа изобразительного искусства, позднее получившая название ямато-э (дословно «японская живопись»). Мастера этой школы расписывали веера, ширмы (рамы из дерева, обтянутые бумагой), создавали иллюстрации к произведениям японской литературы. В соответствии с духом времени в работах преобладали созерцательные, чуть отрешенные настроения, спокойный ритм линий, изысканные цветовые сочетания. Как и в Китае, распространенным видом живописи была картина на свитке — горизонтальном (который рассматривался на низком столике и нередко достигал нескольких метров в длину) и вертикальном (вывешивался на стену). На одном из старинных свитков запечатлены герои знаменитой повести о принце Гэндзи («Гэндзи моногатари»). Творец этой живописи художник начала XII в. Фудзивара Такаёси не стремился к точной иллюстрации литературного произведения. В его работе запечатлелось глубоко элегическое чувство, навеянное лирическими страницами повести.

Фудзивара Таканобу. Портрет Минамото Ёритомо

Вторая половина XII в. в МХК Японии

Во второй половине XII в. Япония вступила в этап развитого феодализма. Общественная ситуация в стране резко изменилась. Власть перешла в руки крупного военачальника Минамото Ёритомо, провозгласившего себя сёгуном — правителем страны от имени императора, за которым сохранялся лишь титул и сан верховного жреца синтоизма. Милитаризация государственной власти способствовала формированию нового сословия самураев (буси) — привилегированных феодалов, жизнь которых была подчинена особому кодексу поведения — Бусидо («путь воина»). Презрение к иным сословиям, чувство избранности, беззаветная преданность хозяину, воинская доблесть, способность при попрании чести совершить харакири (ритуальное самоубийство) — все это воспитывало мировоззрение самурая, его представления о жизни и общие культурные ориентиры. Утонченная живопись и поэзия «печального очарования вещей» уходят в прошлое. Художественные ценности нового времени отражают литературные эпопеи — гунки (их сохранилось пять), в которых исторические и мифологические сюжеты наполнены героикой военных побед.

Зримый образ эпохи — портрет Минамото Ёритомо, выполненный художником Фудзивара Таканобу (1142—1205). В нем впервые в японской живописи представлено реальное историческое лицо — сёгун, облаченный в парадные одежды, с мечом за поясом. Правитель, изображенный сидя, величав, спокоен, полон надменности. Таков идеал власти феодальной эпохи.

Конец XIV — начало XV в. в японской художественной культуре

В конце XIV — начале XV в. в японской художественной культуре открывается «второе дыхание». Творческая инициатива японских мастеров в разных видах искусства выходит за рамки устоявшихся жанров. Рождается профессиональный театр ноо, объединивший драматическое действие с музыкой и танцем. Создатели театра — актеры и драматурги Киёцугу Канъами (1333—1384) и его сын Мотикиё Дзэами (1363—1443). Мономанэ (подражание действительности) и югэн (внутренний смысл) — таковы эстетические основы ноо. На практике театральные спектакли представляли собой довольно растянутые, со сложной, возвышенной символикой пьесы, в которых отсутствовал какой-либо конфликт. Актерами, как и в китайском театре, могли быть только мужчины, а главные персонажи носили маски. Содержание пьес восходило к классической японской литературе и буддийским сказаниям. Спектакли ставились на открытой с трех сторон площадке без занавеса и декораций. Игра актеров сопровождалась музыкой (оркестр из флейт и барабанов) и пением мужского хора, который мог активно вторгаться в действие. Как правило, представление было долгим: пять пьес разного характера следовали друг за другом.

Между ними исполнялись грубоватые комедии из народной жизни, что оттеняло стилистику ноо — рафинированного, изысканного действа для аристократической и военной элиты. Его каноническая форма бережно сохраняется и в наши дни.

«Цветы, которые живут»

Характерное для японцев почитание созданной самой природой красоты, стремление к ее неспешному созерцанию, идущее от религиозных верований, способствовало расцвету необычных форм художественного творчества. Икэбана, «цветы, которые живут», — так называется особое сочетание цветов, веток, листьев. С VI в. белыми хризантемами и зеленью деревьев было принято украшать алтарь буддийских храмов. К XV в. икэбана преобразилась в сложное самостоятельное искусство, мастерству которого следовало учиться много лет.

В изысканные аранжировки японцы вкладывали глубокий философский смысл — сохранение и познание гармонии природы, рождение мига созерцательного состояния, дарующего человеку возможность понять самого себя. В икэбане важны детали: соотношение растений, их размеры, сочетание красок, форма сосуда. Каждый элемент воплощает «говорящую» национальную символику, понять которую можно, только овладев ее «кодом». Настроения радости и печали, поздравление с праздником и благодарность за помощь — все это можно выразить с помощью икэбаны, составленной рукой мастера.

Сады в Японии

Явлением художественной культуры, философии, религиозного знания в Японии стал сад. На сравнительно маленьком участке земли японцы создавали композиции из деревьев, мхов, камней, песка, имеющие многозначный духовный подтекст. Одни сады повествуют о красоте мира, другие напоминают о тайнах жизни и смерти, настраивают на размышление о вечных проблемах бытия. Во второй половине XV в. возник знаменитый «сухой сад» — сад камней в монастыре Рёандзи. На площадке, засыпанной белым гравием, расположены группы камней: пять, два, три — всего пятнадцать. Но с любой точки сада видны только четырнадцать из них. Это — напоминание о том, что таинства природы человек никогда не постигнет до конца…

Сад камней Рёандзи

Японская чайная церемония

Знаменитую японскую чайную церемонию — совместное чаепитие тя-но-ю также можно отнести к явлениям художественной культуры. Смысл этого средневекового ритуала заключался в том, чтобы получить духовное наслаждение от самого простого бытового события. Ее организатором выступал «мастер чая», который приглашал в специальный дом не более пяти гостей. Он подготавливал все необходимые предметы и заваривал чай. Гости пили напиток, передавая чашу друг другу, вели неспешные, тихие разговоры, подолгу молчали, погружаясь в созерцание незаметной в суетной жизни красоты окружающих предметов и явлений.

Эпоха позднего Средневековья

В эпоху позднего Средневековья Япония расширяет свои международные контакты. На островах появляются монахи-иезуиты, проповедующие христианство, португальские купцы, привезшие в Страну Восходящего Солнца предметы европейской цивилизации — огнестрельное оружие, часы, глобус, географические карты. Прибывшие с материка зодчие способствовали обновлению строительных технологий. В начале XVII в. в столице Киото и ее пригородах возводятся дворцовые комплексы, отличающиеся роскошью убранства и удачной вписанностью в ландшафт. Наиболее знаменитыми являются загородный императорский дворец Кацура, замок сёгуна Нидзё, замок Химэдзи (прозванный «Замком белой цапли»).

Замок Химэдзи

Ветер перемен

Бурный рост городов сыграл решающую роль в постепенной демократизации искусства. Процветают формы художественного творчества, предназначенные не столько для аристократии, сколько для обыкновенных горожан. Гравюры по дереву (ксилография), живопись на темы повседневной жизни (униё-э), расписные керамические изделия, фарфор, яркие кимоно — все это украшало жизнь простых людей и пользовалось у них большим спросом.

Ветер перемен коснулся и сценического искусства. Большой любовью японцев пользовались театр кукол (дзёрури) и театр кабуки, который сложился в XVII в. Родоначальницей кабуки считается женщина — актриса и режиссер О-Куни, труппа которой заявила о себе в 1603 г. Однако уже в 1652 г. последовал запрет на участие женщин в театральных спектаклях, поэтому и по сей день в кабуки все роли исполняют мужчины.

Искусство кабуки отличается большой условностью. Пантомима, канонические позы актеров (миэ), правила движения на сцене, парики и грим имеют многозначную символику. Овладеть этим мастерством было не просто, поэтому сложилась традиция актерских династий с наследованием амплуа. В отличие от ноо спектакли кабуки были более зрелищными и приближенными к естественной жизни. Герои пьес не носили масок. В репертуаре преобладали исторические драмы и бытовые пьесы из жизни горожан.

Тёсюсай Сяраку. Актеры театра кабуки

Заключение

Национальные художественные традиции Японии, сформировавшиеся в Средние века, оказались очень устойчивыми. Сегодня гость, посетивший эту страну, может получить удовольствие от ритуала чаепития, увидеть старинные храмы, замки, окруженные изысканными садами, побывать в театре ноо и кабуки, насладиться видом традиционного японского дома, икэбаной, красками кимоно.

Островное государство сумело вписаться в современный мир, не утеряв своей самобытной культуры, создававшейся в течение долгого периода Средневековья.

Источник:

5 2 голоса
Рейтинг статьи

Автор: admin

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии